«Брат не любит меня». Трагическая судьба Сергея Набокова, брата великого писателя

Не секрет, что знаменитый писатель Владимир Набоков был отчаянным германофобом. Страна, которая дала ему приют на много лет, в которой он написал несколько важнейших для своего творческого наследия книг, отняла у Владимира Владимировича родного брата. Причем, отняла безжалостно и страшно.

Застенчивый мальчик

Несмотря на то, что Сергей Набоков был младше своего брата Владимира всего лишь на одиннадцать месяцев, он был во всех смыслах младшим. Застенчивый, неловкий мальчик с плохим зрением, да к тому же страдавший сильным заиканием, совершенно терялся на фоне талантливого и бойкого красавца Володи, которому все наперебой прочили блестящее будущее.

Тем не менее, Сережа также был талантлив. В десять лет мальчик страстно увлекся музыкой, мог часами играть на рояле, стоявшем на втором этаже петербургского дома Набоковых. В отличие от Володи, предпочитавшего тихий уют библиотеки, Сережа с отцом, блестящим столичным юристом, часто бывал на концертах классической музыки.

Страничка из дневника

Отношения Сережи со старшим братом не заладились с самого детства. Владимир не замечал младшего брата и как будто бы даже относился к нему с презрением, стеснялся его. Володя считал брата недалеким, скучным, и предпочитал с ним не общаться.

Но вот насолить брату Владимир был не против, в том числе, самым оскорбительным и тяжелым способом.

Это произошло в 1915 году, когда Сергею было 15 лет, а Владимиру — 16. Будущий писатель обнаружил в бумагах у брата вырванную страничку из дневника. В «дурацком восторге», как впоследствии с горестью описывал этот случай Набоков, Владимир показал страничку домашнему учителю, а уже тот дал ее прочесть отцу.

Запись в дневнике вполне определенно свидетельствовала о нетрадиционной ориентации Сергея. Впрочем, отец отнесся к этой «новости» довольно спокойно, как и вся семья Набоковых. Однако, для Сергея такое грубое вмешательство брата в его частную жизнь стало страшным ударом, заставившем его через много лет сказать «Брат не любит меня».

Фото: общественное достояние.

Фото: общественное достояние.

Впрочем, для Набокова этот случай также оказался тяжелым испытанием, но не для 16-летнего, а для взрослого. Всю последующую жизнь Владимир Владимирович проклинал себя за то, что поступил так с младшим братом.

Поезд в Крым

Страничка из дневника сделала пропасть между братьями еще глубже. Более того, некоторое отчуждение по отношению к Сергею возникло и среди других членов семьи.

После Октябрьской революции Набоковы перебрались в Крым. Сергей и Владимир ехали в спальном вагоне поезда, следующего в Симферополь. Юноши еще не знали, что они навсегда покидают родной Петербург.

В пути произошла история, которая заставила Владимира чуть больше уважать своего младшего брата. В вагон поезда с беженцами набились солдаты, дезертировавшие с фронта. Это была шумная, жестокая масса, агрессивно настроенная к «буржуям». Владимира и Сергея спасла от приставаний только находчивость последнего. Сергей, у которого внезапно открылся недюжинный актерский талант, весьма убедительно сыграл больного тифом. Дезертиры испугались заразы и отстали от парней.

В 1919 году, когда большевики начали наступление на Крым, Набоковы на пароходе покинули Россию.

Эмиграция

Осела семья в Германии. Владимиру и Сергею удалось поступить в британский Тринити-колледж при Кембриджском университете. Братья изучали французскую и русскую филологию. Жизнь в Англии несколько сблизила Владимира и Сергея, они стали больше времени проводить вместе, часто играли в теннис.

К этому времени окончательно сформировалась большая разница между двумя Набоковыми. Владимир был человеком книжным, склонным к размышлению и интеллектуальному труду. Сергей — высокий, худой блондин, предпочитал веселое, эстетское времяпрепровождение, любил одеваться, как лондонский денди.

Владимир и Сергей Набоковы. Фото: общественное достояние.

Владимир и Сергей Набоковы. Фото: общественное достояние.

В 1922 году, окончив учебу, братья возвращаются к родителям в Берлин. С помощью отца устраиваются в один из банков: в Европе эмигрантам были необходимы деньги. Работа была несложной, но невероятно монотонной. Владимир продержался лишь несколько часов, Сергей сумел проработать неделю.

В Берлине судьбы братьев Набоковых окончательно расходятся. Сергей перебирается в Париж, где открыто объявляет о своей ориентации, посещает соответствующие клубы.

Сергей великолепно владел четырьмя языками, разбирался в литературе, обожал музыку и театр. Эмигрантская жизнь была очень сурова к младшему Набокову. Он занимался репетиторством, преподавал английский и русский язык, но денег катастрофически не хватало. Часто у Сергея не было ни гроша в кармане, и он в буквальном смысле голодал.

В конце 1920 годов в Париже Сергей встретил Германа Тиме — сына австрийского бизнесмена Карла Тиме. Герман стал для младшего Набокова любовью всей жизни.

В застенках Гестапо

В середине 30-х годов обстановка в Германии резко ухудшилась, а затем стала совершенно невыносимой. В 1936 году в ходе антисемитской компании прошло массовое увольнение евреев с работы. Одной из уволенных оказалась и жена Владимира Набокова Вера. Поняв, к чему катится Германия, Набоковы спешно уехали во Францию, где поселились у Сергея.

В 1940 году немецкие войска начали стремительный бросок на Париж. Владимир и Вера чудом успели на последний рейс пассажирского лайнера «Шамплен» до США. А вот Сергей не успел. Младший Набоков, придя домой, не обнаружил брата и его жену в квартире. Сергей решил остаться во Франции — да у него и не было другого выхода.

После оккупации немцами Франции в стране началось преследование гомосексуалистов. Сергей и Герман перестали встречаться, чтобы не вызывать подозрений.

Однако, в 1941 году Гестапо все-таки арестовывает Набокова. Пять месяцев русский эмигрант провел в тюрьме, после чего был выпущен и «взят под наблюдение».

Наблюдение дало плоды. Озлобившийся в тюрьме Сергей начал негативно отзываться о нацисткой власти в бытовых разговорах. Видимо, кто-то написал на него донос.

24 ноября 1943 года к Сергею Набокову снова пришли из Гестапо. На этот раз мужчина был арестован за «высказывания, враждебные государству» и за «англо-саксонские симпатии».

На этот раз церемониться с Набоковым нацисты не стали и сразу же отправили в концлагерь Нойенгамме на северо-западе Германии.

По рассказам очевидцев, заключенный 28631 (именно такой номер присвоили Набокову), держался с исключительным мужеством, помогал слабым, отдавал людям последнюю корку хлеба.

9 января 1945 года Сергей Набоков скончался от голода, не дожив до освобождения лагеря четыре месяца.

Брат мой

Новость о смерти брата застала Владимира Набокова врасплох. Писатель был совершенно убежден, что Сергей живет в полной безопасности в замке своего «друга» Германа.

Весть сразила Набокова. Тут же писатель вспомнил все те ситуации, в которых он был несправедлив, жесток и холоден к брату. Листок из дневника, насмешки из-за ориентации, а то поспешное бегство из Парижа без предупреждения… По словам Веры Набоковой муж так мучался, что она боялась, как бы он не сошел с ума.

Смерть брата до предела усилила германофобию Набокова: фактически, Германия перестала для него существовать. В Германию Владимир Владимирович больше никогда не ездил, объясняя это так:

«Пока я жив, могут быть живы и те негодяи, которые убивали и пытали беспомощных и невинных».

Но смерть Сергея Набокова не прошла бесследно. Внезапно родственники погибшего, в том числе, и его старший брат, стали получать звонки от неизвестных людей, который благодарили их за Сергея, за ту помощь, что он оказал им в лагере, за то, что помог выжить.

Рассказы о мужественном поведении Сергея в лагере стали для Владимира Владимировича Набокова и поводом для того, чтобы запоздало гордиться братом, и новой болью: как же он просмотрел, как же не разглядел за внешностью праздного гуляки сильного и благородного человека с великой и прекрасной душой?

Источник