Брежнев все равно одобрил: драки, обнаженка и гибель каскадера на съемках фильма «Белое солнце пустыни»

Когда в 90-е годы президента РФ Бориса Ельцина спрашивали западные коллеги, что бы он посоветовал посмотреть из советского кино, глава государства всегда советовал именно эту картину Владимира Мотыля.

«Белое солнце пустыни» прокатывали в США, где картину сравнивали с вестернами Серджио Леоне. Режиссеру этот советский фильм дался непросто. С самого начала до самого конца.

Поначалу чиновникам из худсовета не нравился сценарий будущего фильма, потом было много претензий к готовому материалу, который пришлось урезать.

Когда в 90-е годы президента РФ Бориса Ельцина спрашивали западные коллеги, что бы он посоветовал посмотреть из советского кино, глава государства всегда советовал именно эту картину Владимира Мотыля.-2

Но главные проблемы у Мотыля начались на съемках в Дагестане. В Махачкале по прибытии выяснилось, что необходимую технику для работы на «Мосфильме» выдали не в полном объеме. Помочь должны были на киностудии «Азербайджанфильм», но из-за отсутствия нужных бумаг, помощь Мотыль не дождался. Пришлось работать с тем, что было. И с бюджетом в 650 тысяч рублей, когда требовался миллион.

Дисциплина на съемках была далека от идеальной – актеры выпивали, съемки приходилось переносить. Режиссер высказывал недовольство, но на его замечания почти не обращали внимание.

Когда в 90-е годы президента РФ Бориса Ельцина спрашивали западные коллеги, что бы он посоветовал посмотреть из советского кино, глава государства всегда советовал именно эту картину Владимира Мотыля.-3

На съемки дали три месяца, но съемочная группа не укладывалась в график. Дисциплина продолжала хромать. Так, например, в первую неделю съемок актер Николай Годовиков, игравший Петруху, подрался в ресторане с местными и пришел в гостиницу с большим синяком в сопровождении милиции. Пришлось гримировать.

Через месяц в том же ресторане устроил погром с товарищами Павел Луспекаев, пришлось за счет съемочной группы оплачивать побитую посуду и сломанные стулья. После этого Мотыль провел собрание, на котором с каждого актера взяли слово больше не пить и не кутить.

Но на этом веселые и опасные дела не кончились – через пару недель Луспекаев стал разнимать драку посторонних ему людей и получил ножом в лицо. Удивительно, что за этот эпизод актер получил благодарность от милиции за помощь в наведении общественного порядка.

Когда в 90-е годы президента РФ Бориса Ельцина спрашивали западные коллеги, что бы он посоветовал посмотреть из советского кино, глава государства всегда советовал именно эту картину Владимира Мотыля.-4

Правда, режиссеру пришлось придумывать, как снимать дальше Луспекаева. В сцене на баркасе по сюжету пуля попадает в стекло, и Верещагину попадает осколком в бровь. Потом снимали сцену драки с басмачами, где у Луспекаева текла настоящая кровь.

Случилась на съемках фильма «Белое солнце пустыни» и настоящая трагедия. Во время самого сложного трюка погиб кавалерист-каскадер. Оказалось, что самым грубым образом была нарушена техника безопасности. Владимиру Мотылю объявили выговор, его лишили всех премий за съемки фильма. Эпизод с этим трюком в фильм не попал.

Жен для гарема Абдуллы искали не только среди актрис. Здесь, кстати, снялась только одна профессиональная актриса – Татьяна Ткач. Старшую жену сыграла искусствовед Светлана Славинская, она консультировала авторов фильма.

Когда в 90-е годы президента РФ Бориса Ельцина спрашивали западные коллеги, что бы он посоветовал посмотреть из советского кино, глава государства всегда советовал именно эту картину Владимира Мотыля.-5

Роль жены Зарины досталась инженеру Алле Лименес, была среди исполнительниц даже путана из Ленинграда, которую пристроило КГБ.

Женщины играли жен из гарема только в сценах, где открывали лица ил животы. В остальных сценах в Дагестане снимались местные школьники, а в Туркмении – солдаты воинской части, которая располагалась рядом с местом съемок.

Мотыль снял сцену, в которой жены Абдуллы задирают юбки, чтобы скрыть свои лица, в этой сцене обнажаются не только животы, но и грудь. Мотыль хотел показать, как важно восточным женщинам скрывать свои лица.

Когда в 90-е годы президента РФ Бориса Ельцина спрашивали западные коллеги, что бы он посоветовал посмотреть из советского кино, глава государства всегда советовал именно эту картину Владимира Мотыля.-6

Худсовет эту сцену потребовал убрать, но неожиданно фильм спас сам Леонид Брежнев, который очень любил хорошее кино.

Как-то на даче он попросил привезти ему на ночь хорошую комедию. Ему доставили еще не утвержденную цензурой копию фильма «Белое солнце пустыни». Генсеку очень понравился фильм, и он указал в скором времени выпустить ее на экраны. Поэтому более обсуждать картину не стали, выдав ей прокатное удостоверение высшей категории. В год премьеры «Белое солнце пустыни» посмотрели больше 30 миллионов советских зрителей.

Когда в 90-е годы президента РФ Бориса Ельцина спрашивали западные коллеги, что бы он посоветовал посмотреть из советского кино, глава государства всегда советовал именно эту картину Владимира Мотыля.-7