Как «этому» учили дворянских мальчиков

Она поманила его пальчиком, а он засмущался. Но отец ушёл, и оставил его в этом большом доме без вывески совсем одного. Деньги уже были уплачены. Блондинка Жизель – так она всем представлялась – в заведении Натальи Гориной была очень популярной. К ней приводили юношей из дворянских семей, чтобы она научила их уму-разуму. В последней трети девятнадцатого века так было принято.

Катерина Шпица в фильме по повести «Яма»

Науку взрослых отношений дворянские мальчики долгое время постигали с крепостными служанками. Никто не удивлялся бастардам у молодых горячих барчуков. Был незаконнорожденный сын от крепостной у Александра Сергеевича Пушкина, был бастард у графа и писателя Льва Толстого, а у «бриллиантового князя» Куракина число «побочных» детей никто не может назвать точно. То ли 70, то ли 79…

Всё поменялось с отменой крепостного права. Крестьянку или дворовую уже нельзя было просто так принудить. Свободные, понимаешь, люди! Поэтому-то возник щекотливый вопрос – а как теперь быть дворянским сынкам? Где они могут «опробовать свои силы»? Убедиться в своей состоятельности?

В XVIII веке с «весёлыми домами» боролись. Крайне отрицательно относилась к ним Елизавета Петровна, не поощряла императрица Екатерина II. А Павел I приказал высылать слишком легкомысленных дам в далёкий Иркутск. Да ещё и повелел всем носить жёлтые платья, чтобы издалека было видно, какого они роду-племени… Но после него правил Александр I, которого этот вопрос не слишком-то занимал (хватало проблем с Наполеоном), а затем пришёл черёд править Николаю I. Вот он и постановил: не можешь отменить — надо взять под контроль. Закрывать весёлые дома — бесполезно. Надо просто дело наладить!

до наших дней сохранились "желтые билеты" преимущественно конца XIX - начала ХХ века

до наших дней сохранились «желтые билеты» преимущественно конца XIX — начала ХХ века

В 1843 году в Петербурге организовали «врачебно-полицейский комитет», который выявлял и ставил на учёт женщин, в которых нуждались те самые юные барчуки (разумеется, не только они). Тогда насчитали 400 дам. Им выписывали специальные документы, получившие в народе прозвание «жёлтый билет». И с каждым годом занятых подобным ремеслом становилось больше. Бедные горожанки, разорившиеся крестьянки, побочные дочери без наследства не имели средств к существованию. А работы для женщин в XIX веке было совсем не так много, как сейчас. И возможностей для образования! Вот и шли в «Жизели». Сонечка Мармеладова у Достоевского — персонаж выдуманный, но сколько у нее было реальных прототипов!

При императоре Николае I пришли к выводу – пусть идут «по желтому билету» с шестнадцати лет. А если кто хочет организовать своё заведение, то ему должно исполниться 30. И не больше 60. Последнее ограничение вызывает улыбку.

С 1861 года эти заведения, которые прежде считали полезными только для разночинцев, купчишек и рабочих, стали всё чаще посещать дворянские мальчики. Им негде было набираться жизненного опыта. Жители Петербурга шли в район нынешнего Суворовского проспекта, обитавшие в Москве — на Нижнюю Сретенку. В Твери услуги предоставлялись в особнячках, выстроившихся на нынешней Серебряной улице. Услуги стоили копейки – в самом прямом смысле этого слова. Такса начиналась от тридцати копеек. А дальше зависело от уровня заведения и мастерства дамы.

Сенная площадь, современный вид

Сенная площадь, современный вид

В столице дешевле всего обходились услуги в районе Сенной площади. Там держали «малинник» известный на всю столицу.

«Имелось 14 квартир, занятых тридцатью заведениями самого ужасающего толка», — писал в романе «Петербургские трущобы» Всеволод Крестовский.

Он не преувеличивал. Это было настоящее «Дно» Петербурга. Но туда приходили все. В том числе – отцы семейств, которые хотели посвятить сыновей в нюансы взрослой жизни. Заранее обговаривалась дама, стоимость, а потом к ней приводили испуганного подростка.

Жизнь в этих заведениях была обставлена настолько ужасно, что их репутация падала год от года. Постепенно представители знатных семейств предпочитали отвозить наследников за границу, в Париж или Вену, где им был обеспечен максимально комфортный «переход». Занятно, что в это же самое время будущие жены этих молодых аристократов порой не имели ни малейшего представления о физической стороне супружеской жизни! Не было принято говорить об этом! Такие темы в присутствии девушек запрещали поднимать всем – от прислуги до родных!

Кто-то получал «знания» в путешествиях. Супруг Ксении Романовой, дочери императора Александра III, провел несколько месяцев в Японии, где приобрёл «временную жену». Эта девушка обучала его многим нюансам, которые он смог бы получить только на практике. Мусумэ – так назывались японские жены на время – были очень популярны в среде русских офицеров на рубеже 19-20 веков.

Светлана Ходченкова в экранизации "Ямы" 2014 года

Светлана Ходченкова в экранизации «Ямы» 2014 года

Хорошенькие и прожжённые, юные и возрастные, эти женщины теряли в заведениях свое здоровье. Там угасала их надежда на лучшую жизнь. Самые хваткие и успешные со временем сами превращались в «мадам» или «нянек» (называния были разными) а остальные рано погибали. Чаще всего, от болезней. Многим выпала очень короткая жизнь – не более сорока лет. Впрочем, после сорока они часто «списывалась в утиль», за ненужностью.

Для молодого барчука такой поход был событием. Но воспринимали это совершенно естественно – как выпить стакан воды. И никто не думал о душевных терзаниях, о тех, кто предоставлял услуги… Это было не важно. Главное, чтобы юный аристократ «приобщился». Предельно равнодушное отношение к чужому горю. Ведь добровольно, без особой на то причины, заниматься такими вещами никто не шел.