Кого из знаменитостей высмеял Алексей Толстой в сказке «Приключения Буратино»

Вы знаете, читатели, что в своей сказке «Приключения Буратино» Толстой весьма едко и даже жёстко высмеял Мейерхольда, Блока и весь «серебряный век» русской поэзии?

Но начать нужно с того, что в 1934 ЦК ВКП(б) принял закрытое постановление о создание детской литературы, нацеленной на воспитание нового человека — строителя социалистического общества. Ключевым моментом того постановления был пункт о «переработке мировых сюжетов Всемирной детской литературы в духе интересов советского государства, советской идеологии и воспитания молодого поколения».

Корней Чуковский / Алексей Толстой / Сергей Михалков

Корней Чуковский / Алексей Толстой / Сергей Михалков

На Постановление довольно быстро откликнулись трое: Корней Чуковский, Сергей Михалков и Алексей Толстой. Первый взял для переработки сказку о докторе Дулитле и выдал на гора «Доктора Айболита». Второй взялся за «Трех поросят», ну а мэтр, А. Толстой, вспомнил про «Приключения «Пиноккио».

Справедливости ради надо отметить, что организовал писателей на эти литературные подвиги, т.е выполнить Постановление ЦК, взялся А. М. Горький. Как он мотивировал авторов мы пока не знаем.

Всеволод Мейерхольд / Карабас-Барабас

Итак. Ближе к делу. Не буду обременять текст долгими доказательствами, но под Карабасом-Барабасом Толстой вывел Всеволода Мейерхольда. Доказатеств этому по тексту рассыпано немало. Помните концовку сказки? Там куклы из камина прорываются в театр, который становится их. А на занавесе этого театра — зигзаг молнии. Прямой отсыл к занавесу МХАТа с их чайкой. У какого еще театра на занавесе изображен символ. Куклы бегут от сумасброда с замашками садиста Барабаса ( вспомните вечную плеть у него в руках) к нормальной классике, т.е от экспериментатора (каких именно, все ли знаем?) Мейерхольда к нормальному искусству МХАТа. Литературоведы знают о личных счётах Толстого с Мейерхольдом, но не говорят. Широкой публике. Между тем конфликт это должен быть интересным, если писатель ввел его в сюжет своей сказки. А ведь мог не вводить. Интересно, что в те годы большая часть интеллигенции Москвы и Ленинграда понимала, что Карабас — это Всеволод Мейерхольд.

Блок / Пьеро

Блок / Пьеро

Следующий антигерой это Александр Блок. Еще точнее, Алексей Толстой был наслышан о трагикомичной семейной жизни Блока. Там был любовный треугольник: «Блок-Белый-Л. Д. Блок». Да-да, именно в таком порядке. Почему, как вы думаете, Мальвина — «девочка с голубыми волосами»? И любовной интриги в итальянском «Пиноккио» между Арлекином и Мальвиной не было.

Мальвина / Любовь Блок

Мальвина / Любовь Блок

Я вам напомню отрывок из «Буратино». Вот что говорит Пьеро:»Сейчас мы разыграем перед вами комедию под названием «Девочка с голубыми волосами или тридцать три подзатыльника». Меня будут колотить палкой, давать пощечины и подзатыльники. Это очень смешная комедия…».

Итак, под Пьеро или обманутым мужем, выведен Александр Блок, Арлекино — Андрей Белый, а Мальвина — это Любовь Дмитриевна Блок, жена поэта Блока и/или муза (литаторы предпочитают быть уклончивый).

Арлекино / Андрей Белый

Отмечу важную деталь. В издании сказки 1943 Алексей Толстой внес изменение. Он поменял обычный стих вот на этот:

Мальвина бежала в чужие края,

Мальвина пропала, невеста моя…

Рыдаю, не знаю — куда мне деваться…

Не лучше ли с кукольной жизнью расстаться?

С чего менять стих, если он не имеет никакого отношения к зашифрованным отношениям? Наоборот, этот четверостишие еще более уязвляет и Блока и «Серебряный век» и «символистов», к которым принадлежал Блок. Толстой бил именно по этим литературным группировкам. Можно представить какого уровня был конфликт у Толстого с Блоком, если спустя 20 после ухода последнего, писатель так изысканного его вспоминал.

Наверняка найдутся читали, которые скажут, что автор статьи человек со слишком большой фантазией, он во всем видит что-то не то. Таких я адресую к статье литературоведа Мирона Петровского «Что открывает Золотой ключик». Там настолько много доказательств двойных смыслов «Буратино», что после публикации его статьи возникла наука….»буратиноведение». Да-да. Не стоит улыбаться. Она есть. Задайте запрос Яндексу и убедитесь сами.

И всё же, кто-то решил перечитать «Приключения Буратино»? Посмотреть иными глазами текст, а?