Кто был прототипом Михаила Тульева из знаменитого фильма «Судьба резидента»?

Как рассказывал сам режиссёр фильмов Вениамин Давидович Дорман, цикл детективов о резиденте западной разведки Михаиле Тульеве был снят по официальному заказу Комитета госбезопасности СССР.

В конце шестидесятых годов перед новым руководством КГБ была поставлена цель — создать новый имидж этого грозного государственного органа. Руководство страны захотело, чтобы советские люди не боялись его, как раньше, а гордились этой структурой.

Вторая цель этих фильмов – это снять учебное пособие для сотрудников спецслужб, а также привлечь в свои ряды молодых и образованных людей.

"Ошибка резидента"   (1968).

«Ошибка резидента» (1968).

Сценарии к четырём картинам написали два бывших чекиста — Олег Шмелев (Грибанов) и Владимир Востоков (Петроченков). Они хорошо знали эту тему, так как оба в своё время служили в контрразведке. И по тому, как подробно был раскрыт образ главного героя, описан его внутренний мир и психологический портрет, у многих зрителей появилось предположение, что прототипом главного героя был кто-то из авторов.

Я решил изучить их биографии, чтобы понять, возможен ли был этот вариант, и если да, то кто из них мог иметь судьбу главного героя этих фильмов?

"Судьба резидента"  (1970).

«Судьба резидента» (1970).

Биография Олега Михайловича Грибанова (Олега Шмелёва) достаточно хорошо описана в открытых источниках. И если исходить из того, что это правда, то он никак не мог быть потомком графа Тульева. Родился в деревне, выходец из бедной крестьянской семьи. С 18 лет на службе в ОГПУ. С 1932 и по 1968 год у него карьера добросовестного служаки, прошедшего путь от стажера-оперативника до генерал-лейтенанта КГБ.

О.М. Грибанов

О.М. Грибанов

Были в его личном деле и победы, и профессиональные провалы, но в целом он никак не мог быть тем перевербованным резидентом чужой разведки. Его биография известна очень подробно и в деталях, и, что самое главное, подтверждена различными документами в разные годы.

О.М. Грибанов.

О.М. Грибанов.

А вот второй автор этой шпионской истории оказался более загадочной личностью.

Во-первых, оказывается, он был не вторым автором, а именно первым, хотя во всех книгах его фамилия указана второй. Есть интервью, в котором Олег Шмелёв сам подтверждает, что он был соавтором Востокова, а не наоборот.

Кто был прототипом Михаила Тульева из знаменитого фильма «Судьба резидента»?

Во-вторых, образ самого Владимира Владимировича Петроченкова (Владимира Востокова) совсем не вяжется с его опубликованной биографией.

"Судьба резидента"  (1970).

«Судьба резидента» (1970).

По официальным данным он тоже родился в крестьянской семье на Украине в 1915 году. Еще до войны окончил Ростовский педагогический институт и даже в 1938 году успел поработать школьным учителем. Принят в штат НКВД в 1939 году с присвоением звания лейтенанта. Во время войны был направлен на службу в контрразведку Тихоокеанского флота. За годы войны дослужился до звания майора и получил несколько традиционных для сотрудников НКВД наград.

В.В. Петроченков.

В.В. Петроченков.

Точная дата увольнения из органов и причина увольнения неизвестны, а произошло это в 50-х годах, когда Петроченков служил в звании полковника. То есть он ушёл в запас, когда ему не было и сорока пяти лет. Это уже само по себе странно.

В дальнейшем его имя упоминалось только в писательских кругах и под псевдонимом Владимир Востоков. И теперь самое интересное. А это то, что о нём рассказали его коллеги по литературному творчеству, с которыми он в свои последние годы много общался.

"Возвращение резидента"   (1982).

«Возвращение резидента» (1982).

Во-первых, Востоков в совершенстве знал несколько иностранных языков. В том числе без акцента говорил по-французски. И это при том, что в Ростовском пединституте, судя по его диплому, он изучал только немецкий язык. Кстати, немецкий он тоже знал в совершенстве. А еще испанский и итальянский. Это подтвердили переводчики издательства, где он часто бывал по своим литературным делам. А ведь среди них были и носители этих языков, которые могли достоверно оценить уровень владения.

Во-вторых, все кто его знал говорили, что Востоков был чрезвычайно образованным человеком, а ещё имел глубокие и детальные знания о работе спецслужб не только СССР, но и западных стран. Это, кстати, мог заметить любой, кто читал его романы и детективы.

Но откуда такие знания у человека с провинциальным образованием и который всего несколько лет отслужил в контрразведке? Этот вопрос у меня так и остался без ответа.

В третьих, те, кто бывал в гостях в московской квартире Востокова рассказывали, что он жил очень обеспеченно. Намного более достойно, чем мог себе позволить военный пенсионер и даже успешный литератор.

Это касалось и обстановки в доме, и его одежды, дорогих костюмов и т.д. А еще рассказывали, что в квартире у него была большая и дорогая библиотека, а также всегда была бутылка шотландского виски его любимой марки. И это в 60-70 годах, когда такой напиток нельзя было купить даже в валютных магазинах «Берёзка». И опять встаёт вопрос: откуда у деревенского мужика и военного пенсионера такие пристрастия и такое обеспечение?

"Конец операции "Резидент"  (1986).

«Конец операции «Резидент» (1986).

Ну и самое загадочное для его коллег было то, что у Востокова, по сути, обычного отставного полковника госбезопасности, был бессрочный (!) пропуск в основное здание КГБ на Лубянке, где он, кстати, часто бывал. Конечно, это можно объяснить тем, что он писал литературные работы по заказам руководства КГБ. Но таким людям, как мне кажется, всё равно бессрочных пропусков не выдавали. Например, всем известный Юлиан Семёнов, получал в это здание только разовые пропуска и строго по приглашениям.

Ну и моё последнее наблюдение, которое лично я считаю самым странным. В открытом доступе можно найти только одно изображение Владимира Владимировича Петроченкова, которое взято с памятника на его могиле на Кунцевском кладбище в Москве. И это у автора многих популярных книг и публикаций, которые миллионами издавались в нашей стране.

Могила В.В. Петроченкова на Кунцевском кладбище в Москве. Под портретом написано: «Почётный чекист. Литератор». Вместе с ним похоронен его сын Юрий, который, судя по всему, скончался позже.

Могила В.В. Петроченкова на Кунцевском кладбище в Москве. Под портретом написано: «Почётный чекист. Литератор». Вместе с ним похоронен его сын Юрий, который, судя по всему, скончался позже.

Если сложить всю эту информацию воедино, то можно смело утверждать, что личность Владимира Владимировича Петроченкова, как минимум, не соответствует его официальной биографии. А как максимум — вполне может соответствовать тому предположению, с которого начиналась моя статья.

Судите сами. Если представить, что он на самом деле является потомком белых эмигрантов и перевербованным нелегалом-разведчиком как это и описано в сюжете, то все эти «странности» сразу становятся на свои места.

И даже то, что он стал обычным пенсионером-литератором тоже как нельзя лучше объясняет его новый статус. Ведь после разоблачения он перестал быть ценным сотрудником как для своих старых хозяев, так и для руководителей КГБ, которых он наверняка продолжал консультировать по определенным вопросам. Но настоящего доверия к нему, чтобы взять его в штатную работу, конечно же, быть уже не могло.

Вспомните того же Кима Филби, который, кстати, тоже похоронен на Кунцевском кладбище. Ведь он тоже в похожем статусе и в похожих условиях доживал свой век в Москве. И тоже от безделья много писал, в том числе и публицистику. Но если Филби после тех событий с его разоблачением и «эвакуацией» был всемирно известным «нелегалом», то Петроченков (а скорее всего, его звали по-другому) так и остался в тени. Он, кстати, в СССР тоже женился, и как в фильме тоже имел сына. И то, что ему создали достойные условия для жизни, как и Киму Филби, говорит о том, что он всё-таки оказал большие услуги нашему КГБ.

Хотя всё это лишь мои предположения. Возможно, кто-то из читателей осведомлён лучше меня, и было бы интересно об этом узнать. Напишите!

Источник