Мстила мужчинам за «дурную болезнь»

Юбки он ей мял долго. Наконец, отпустил. «Ну, беги теперь домой», — сказал, сыто покручивая ус. Анна, испытывая в душе все нарастающую радость, помчалась вверх по улице к родительскому дому. Он любит ее, он на ней женится! Какое счастье!

Барышня и подумать не могла, что именно в тот момент она начала превращаться в жуткую бабку Ануйку…

Реми Когге «Таможенный обыск».

В 1838 году в румынской области Валахия, где в Средние века правил жестокий князь Влад Цепеш по прозвищу Дракула, родилась девочка, которой дали имя Анна.

Отец новорожденной, Никола Драксин, был владельцем скотоводческой фермы, так что семья считалась зажиточной.

В 1849 году семья переехала в село Владимировац на территории Банатской Краины, тогда входившей в состав Австрийской империи, ныне — Сербия. Когда Ануйка — так Анну называли в семье — подросла, Драксин снова переехали, на этот раз в город Панчево в 14 км. от Белграда.

В Панчево Ануйка пошла в частную школу для детей из богатых семей. В своем классе Анна Драксин была лучшей ученицей.

К восемнадцати годам девица Драксин считалась одной из самых видных невест Панчево. Многие парни заглядывались на Ануйку, но ее сердце было занято.

Барышня влюбилась в молодого австрийского офицера. Каждую ночь втайне от родителей, Ануйка сбегала на встречу с возлюбленным.

Художник Фредерик Сулакруа.

Художник Фредерик Сулакруа.

К несчастью, первая любовь закончилась для Ануйки трагедией. Австрийский офицер погулял с сербской красавицей, да и отбыл восвояси. Ануйка ждала письмо, но тщетно. А вскоре бедняжка поняла, что возлюбленный оставил ей «прощальное прости» — дурную болезнь, от которой в те времена не только люди шарахались, но и врачи.

Горе Ануйки было беспредельным. Молодая женщина потеряла веру в людей, замкнулась, стала мизантропом. Через год после случившейся трагедии, Драксин вернулась во Владимировац, где поселилась в доме на окраине.

С людьми Ануйка почти не общалась, предпочитая им общество книг, в первую очередь, учебников по медицине и химии. Чтобы читать иностранные учебники, женщина выучила пять языков, на трех из которых вполне свободно говорила.

Занятия медициной помогли Ануйке: она научилась снимать симптомы болезни, хотя хворь и не ушла окончательно.

Мужчин Драксин избегала, несмотря на то, что те обращали пристальное внимание на молодую и красивую отшельницу.

В 1861 году году случилось событие, поразившее весь Владимировац: 23-летняя Ануйка внезапно вышла замуж за 48-летнего землевладельца по фамилии ди Пиштонья.

Чуть ли не каждый год Анна рожала супругу детей, но они один за другим умирали во младенчестве — вероятнее всего, сказывалось наличие у матери «дурной болезни». За 20 лет брака Драксин произвела на свет одиннадцать младенцев, из которых выжил лишь один.

В 1881 году ди Пиштонья скончался, оставив жене и сыну в наследство большой дом во Владимироваце.

Сербское село в наши дни.

Сербское село в наши дни.

Похоронив мужа, 43-летняя Ануйка нашла утешение в своей давней страсти — в химии и в медицине. Во флигеле своего дома мадам ди Пиштонья оборудовала настоящую лабораторию.

Ануйка начала оказывать односельчанам знахарские услуги, и вскоре вся Банатская Краина узнала, что во Владимироваце живет целительница, равных которой нет.

В основном к Ануйке обращались крестьянки, у которых не было доступа к «настоящей» медицине. Знахарка готовила женщинам «зелья», помогающие от самых разных хворей. Недостатка в покупательницах не было, и деньги ручейком текли в карман мадам ди Пиштоньи.

Но Ануйке было мало, и она постоянно расширяла список своих услуг. Например, она стала готовить напиток, употребление которого быстро делало мужчину слабым и непригодным к военной службе.

Время шло. В 1920-х годах никто уже не называл Ануйку «мадам ди Пиштоньей»: для всех жителей Владимироваца и окрестностей она была исключительно «бабкой Ануйкой».

Целительница все также жила в своем большом доме, денег у нее было немеряно: говорили, в каждой подушке были зашиты золотые монеты.

Однако Ануйке хотелось большего. В 1921 году 83-летняя старуха начала готовить особое зелье, которое она называла «волшебной водой».

Покупали «волшебную воду» женщины, которые хотели незаметно и быстро избавиться от опостылевших мужей.

Зелье, в состав которого, как выяснилось позднее, входил мышьяк и некие растительные токсины, следовало вливать в небольших количествах в еду. Через недельку-другую, в зависимости от крепости и телосложения, надоевший заказчице муж отправлялся на тот свет.

Бабка Ануйка.

Бабка Ануйка.

Продажа «волшебной воды» оказалась чрезвычайно прибыльным делом, ведь за это зелье бабка Ануйка брала от 2 до 10 тысяч югославских динаров.

Клиенток Ануйке помогала находить ее сообщница, односельчанка Любина Миланкова.

За несколько лет Ануйка и Любина сделали вдовами 150 женщин — разумеется, с их горячего желания и за их деньги.

Лишь в 1928 году полиция, наконец, обратила внимание на происходящее. Вернее, ее заставили обратить внимание. Родственники Николы Момирова и Лазаря Лудошки потребовали расследовать загадочную смерть молодых мужчин. Стражи порядка скрепя сердце назначили эксгумацию трупов. Останки были отправлены в Белградский университет для научной экспертизы.

Родственники покойных оказались правы! В костях и остатках мышечной ткани Момирова и Лудошки был обнаружен мышьяк и какие-то иные токсины!

София Момирова и Стана Лудошка — жены покойных — были немедленно вызваны на допрос. Женщины поначалу отпирались, но затем, разрыдавшись, признались, что «волшебную воду» для избавления от мужей им продала бабка Ануйка.

В июне 1929 года Анна ди Пиштинья была арестована и доставлена в Панчево, где состоялся суд над ней, а также над Софией Момировой и Станой Лудошкой.

Бабка Ануйка в Панчево.

Бабка Ануйка в Панчево.

В ходе заседания была продемонстрирована «волшебная вода» Ануйки, заслушано заключение медицинских и научных экспертов.

София и Стана пытались выкрутиться, утверждая, что они ничего не знали о содержащемся в зелье яде — думали, что старуха ведьма и напиток магический.

По словам Станы, она обратилась к бабке, чтобы вылечить мужа от пьянства, но никак не для того, чтобы его убить.

Ануйка, в свою очередь, заявила, что ничего не продавала Софии и Стане, и все произошедшее не более чем наговор со стороны ведьмы — завистливой соседки.

Тем не менее, вина отравительниц была полностью доказана, и прокурор потребовал для трех женщин высшую меру наказания — смертную казнь.

6 июля 1929 года суд вынес свое решение. Бабку Ануйку приговорили к 15 годам тюрьмы, Софию и Стану — к пожизненному заключению. Помогавшая Ануйке Любина Миланкова получила срок в 15 лет; такое же наказание досталось Симе Момировой, сестре одной из отравительниц.

Бабка Ануйка провела в заключении восемь лет. В 1936 году 98-летнюю целительницу освободили досрочно из-за слабого здоровья.

Ануйка отправилась во Владимировац, где умерла в 1938 году в возрасте 100 лет. Могилу зловещей старухи жители села обходили стороной…