Ольга Андровская. Ей все было подвластно.

В ней не было ни капли русской крови, но она по праву считается великой русской актрисой. Ольга Шульц была дочерью обрусевшего немца и француженки. Закончив гимназию с золотой медалью, Ольга раздумывала о дальнейшем пути в жизни. Отец мечтал, чтобы она стала юристом. Но Ольга колебалась и искала свой путь.

Ухаживала за раненными в госпитале в Первую мировую войну, играла в любительских спектаклях. Ее выступление на сцене было замечено, Ольгу пригласили на прослушивание к актрисе МХАТа Гликерии Федотовой. По рекомендации актрисы Ольгу Шульц приняли в театр Корша, взяли в виде исключения, девушка оказалась талантлива сверх меры. Параллельно Ольга постигала актерское мастерство, играя на сцене драматического театра им. Шаляпина, где исполнила роль Флоретты в пьесе «Спичка между двух огней». Посмотрев ее работу, руководители второй студии МХАТа Вахтанг Мечделов и Николай Баталов зачислили ее в школу студии, параллельно дав возможность выступать на сцене прославленного театра.

А вскоре Николай Баталов сделал предложение очаровательной молодой актрисе, его пленяла ее белозубая улыбка, сердечное отношение, изысканные манеры. В память о брате, погибшем в Гражданскую, Ольга взяла псевдоним Андровская.

Константин Станиславский очень серьезно подходил к подготовке молодых артистов. Все должны были владеть его методом, играть на сцене роли и маленькие, и большие с одинаковым пылом и усердием, любить театр. На сцене блистали «старики» — еще в силе, в ореоле славы. Блистала Ольга Книппер-Чехова, Клавдия Еланская, Алла Тарасова, первые шаги на сцене делали Нина Ольшевская, Ангелина Степанова, Софья Пилявская. Андровская сразу влилась в театральный коллектив. Она великолепно справилась с ролью Софьи в «Горе от ума», ее партнером, Фамусовым, был сам Станиславский. Следующей удачной ролью была Сюзанна в «Женитьбе Фигаро». Она так играла, что Станиславский как-то сказал ей после спектакля: «Прелесть моя! В » Комеди Франсез» такой актрисы нет». А волшебным Фигаро был ее муж, Николай Баталов.

Этот спектакль шел на сцене театра до начала 50-х годов.

Далее последовали роли в спектакле «Реклама», «Гроза», «Любовь Яровая», «Таланты и поклонники».

В 1936-м супруг Ольги, Николай Баталов, заболел простудой в ходе работы над съемками в кинокартине «Аэлита». Вскоре недуг перерос в туберкулез. Ольга часто выезжала с супругом в Италию, там был более мягкий климат и уход. Через год известный актер скоропостижно ушел из жизни. Актриса осталась одна с дочерью. Больше она никогда не выходила замуж. Друзья очень ценили свою Лелю — так звали Андровскую близкие. Она была отзывчивым и добрым человеком, никогда не капризничала. Софья Пилявская вспоминала, что Андровская никогда не щеголяла туалетами, как некоторые актрисы, была одета, как и большинство театральных «стариков» сдержанно и элегантно.

фото из открытых источников Интернет

фото из открытых источников Интернет

В 1938 году актрису пригласили на съемки водевиля «Медведь», где она незабываемо сыграла роль помещицы Потаповой в дуэте с Михаилом Жаровым. Андровская прославилась на всю страну и радостно приняла приглашение на съемки фильма «Человек в футляре», однако этой работой осталась недовольна.

Война застала Ольгу в Минске на гастролях, с большим трудом из- под обстрелов артистам удалось уехать в Москву. Вскоре театр был эвакуирован сначала в Саратов, а потом в Свердловск. Андровская часто выезжала в составе концертной бригады на фронт. Вернулись артисты в стены родного театра в 1943 году. Тогда же Ольгу пригласили в кино в фильм «Юбилей». К этому моменту она была уже зрелой актрисой, настоящим мастером, которому подвластны одинаково и трагедийный и комедийный жанр.

Она была неподражаемой в дуэте с Михаилом Яншиным в спектакле «Школа злословия». Специально для роли леди Тизл Андровская выучилась играть на арфе, а Яншин — на флейте. По счастью, этот спектакль был снят на пленку и мы можем наслаждаться игрой двух великолепных актеров в наши дни. Несмотря на возраст — актрисе на момент съемок было 54 года — Андровская блистает.

фото из открытых источников Интернет

фото из открытых источников Интернет

Пятидесятые годы принесли новые роли — актриса сыграла в спектаклях «Беспокойная старость»; «Идеальный муж», «Дворянское гнездо»; «Поздняя любовь»; «Залп Авроры»; «Чайка»; «Плоды просвещения».

В шестидесятых она исполнила роли в постановках «Возмездие»; «Село Степанчиково и его обитатели»; «Ревизор»; «Над Днепром»; «Осенний сад». Многие спектакли были не очень успешными и быстро сошли со сцены. Андровская так писала о своем творчестве в письме балерине Татьяне Вечесловой, с которой была дружна: «В театре для меня наступил скучный период — ничего интересного я не играю».

В семидесятых актриса стала много болеть — онкология. На сцену в легендарном спектакле «Соло для часов с боем» она приезжала из больницы. Как вспоминает Ирина Мирошниченко, в первые минуты в гримерку к Андровской страшно было заходить. А потом, когда она наносила грим, надевала костюм и парик и настраивалась на спектакль, она снова была прежней доброжелательной и лучистой Ольгой. Из-за проведенных операций на груди актрисе трудно было поднимать руки, но она движениями одних кистей смогла изобразить танцующую пани Конти. Когда Андровская играла в своем последнем спектакле, в этой сцене танца весь зал встал.

фото из открытых источников Интернет

фото из открытых источников Интернет

Дочь Ольги Андровской, Светлана Баталова, тоже стала актрисой, но она не унаследовала талант матери. Племянник актрисы Алексей Баталов стал всенародно любимым и невероятно талантливым артистом. Ни Светлана, ни Алексей друг с другом не общались…

«Вот, мой драгоценный, любимый ребенок, — сегодня прибавился еще один год моей жизни. И так захотелось, чтобы ты была рядом, вот поэтому и решила – что буду тебе писать и вроде, как бы, с тобой говорить.

Не знаю, когда придет это письмо, может быть, 24-го, в день моего Ангела. Вспомни тогда, детка, обо мне. Всегда в детстве и в юности – праздновали мой день Ангела, я получала подарки, устраивали вечером фейерверк, и в его огнях – будущее казалось ярким и сказочным. Жизнь оказалась много суровее, сложнее, и огни фейерверка зажигаются в ней очень редко…»

(из письма Ольги Андровской к Светлане Баталовой)

Источник