Почему свита Воланда состояла из Азазелло, Коровьева, кота Бегемота и Геллы?

О философском смысле романа «Мастер и Маргарита» написано много статей и книг, проводились конференции, кто только не высказывал по этому поводу своего мнения. Я тут не буду рассматривать этот вопрос в целом, а сосредоточусь только на одном его аспекте: имеет ли какой-то глубокий смысл тот факт, что в свиту Воланда Михаил Булгаков включил троих совершенно определенных демонов и одну ведьму-вампиршу, имеющих свои четкие функции?

И почему, когда помощники Князя тьмы в конце романа предстали в своем истинном обличии, среди них не оказалось Геллы?

Картинка из открытого источника в Яндексе

Картинка из открытого источника в Яндексе

Начнем с Азазелло, «демона безводной пустыни, демона-убийцы». Его образ и имя наиболее определены. Несомненно, имя взято из книги Еноха в Ветхом Завете, где фигурирует падший ангел Азазель, знаменосец адской армии. Азазель описывается Енохом как тот, кто дал людям оружие и средства обольщения (например, зеркала, украшения, косметику), то есть все то, что, согласно Еноху, развратило человечество.

Характерно, что в романе Азазелло появляется из зеркала. Он тут исполняет роль хладнокровного киллера (то есть свои прямые обязанности) и, в какой-то мере, обольстителя, ведь именно его посылает Воланд к Маргарите. Разумеется, в свите Воланда должен был присутствовать такой персонаж.

Ирен Хоррос. Иллюстрация к роману "Мастер и Маргарита"

Ирен Хоррос. Иллюстрация к роману «Мастер и Маргарита»

Более загадочно выглядит образ Коровьева-Фагота, который оказывается мрачным рыцарем, который «когда-то неудачно пошутил». Что за рыцарь? И почему в московских реалиях он носит псевдоним «Коровьев»? Ответов на эти вопросы много, версий несколько. Я не буду приводить все, упомяну только те, которые кажутся мне наиболее реальными. Вряд ли Булгаков при создании образа Фагота взял за основу какую-то одну личность. Скорее всего, его вдохновили несколько исторических личностей, каждая из которых была так или иначе наказана за неудачную шутку. Это, например, Самсон Карраско, рыцарь Фалькенштейн, трубадур Гильом Тудельский (автор «Песни об Альбигойском крестовом походе»).

Что касается фамилии Коровьев, то версии находятся в диапазоне от той, что Булгаков просто взял обычную непритязательную фамилию, которая подходит к шуту, выступающему в паре с Бегемотом, до той, что фамилия отсылает к древнеегипетскому богу Хору или к греческому хору, который использовался к театре. Ведь недаром Коровьев представляется регентом и даже организует хоровое пение совслужащих.

Такой персонаж, как символ наказания, сопровождающий Воланда, тоже логичен в его свите.

Ирен Хоррорс. Иллюстрация к роману "Мастер и Маргарита"

Ирен Хоррорс. Иллюстрация к роману «Мастер и Маргарита»

Обаятельный Кот Бегемот, на поверку оказавшийся рыцарем-пажом, «лучшим в мире шутом», вечным спутником Воланда, больше всех иных персонажей книги представляет собой загадку. Попытки откопать его корни в Апокрифических сказаниях, где говорится о морском чудище Бегемоте, кажутся мне притянутыми за уши. Да, совпадает имя, но по сути-то персонажи не имеют между собой ничего общего.

Жена Булгакова Любовь Белозерская писала, что Михаил Афанасьевич вдохновился их домашним котом Флюшкой, вырастив из него литературного Бегемота. А почему так назвал? Точно неизвестно. Я думаю, тут все просто — «кот-бегемот» хорошо рифмуется, да и образ большого, толстого, серого кота легко ассоциируется с бегемотом (о чем и сам Булгаков пишет).

Зачем он в свите? Традиция такая. Шут при короле, князе — непременный персонаж.

Сергей Алимов. Иллюстрация к роману "Мастер и Маргарита"

Сергей Алимов. Иллюстрация к роману «Мастер и Маргарита»

И, наконец, Гелла. Она вампирша, пугающая красавица со шрамом на шее, любительница разгуливать обнаженной. «Расторопна, понятлива, и нет такой услуги, которую она не сумела бы оказать», — говорит о ней Воланд. Гелла — служанка, ее роль в развитии сюжета вспомогательная. Ее имя явно взято из энциклопедии Брокгауза и Эфрона, статья про чародейство, где говорится, что геллами на острове Лесбос называли девушек, ставших после смерти вампирами.

Она не демон, не рыцарь, а обычная прислуга, на месте которой могла быть другая мертвая девушка. Именно поэтому Булгаков, поначалу посадивший ее на коня в прощальном полете Воланда и его свиты, потом убрал ее из этой сцены.

И тогда осталось четыре всадника. Как всадников Апокалипсиса.

Источник