Самая странная женщина советского кино

Этот фильм в чём-то схож с культовым «Отпуском в сентябре» (1979): в обеих лентах главных героев настигает кризис среднего возраста. Но если Виктор Зилов из «Отпуска в сентябре» отказывается решать жизненно важные вопросы и предпочитает просто топить их в алкоголе, то

героиня истории, о которой речь пойдёт сейчас, принимает парадоксальное решение, понять и оценить которое мало кто готов.

Но вот такая она, советская женщина семидесятых, променявшая устоявшуюся жизнь на поиск себя. Вот такая она, «Странная женщина» 1977 года.

Кадр из фильма «Странная женщина»

Кадр из фильма «Странная женщина»

Поставил мелодраму Юлий Райзман, а сценарий для неё написал Евгений Габрилович. Уже эти два имени, два классика советского кинематографа, стали своего рода рекламой для зрителей: и Райзман, и Габрилович к семидесятым были признанными мэтрами, которые просто не могли сделать плохую ленту.

На главную роль в фильме, роль той самой странной, не понятой другими и даже, возможно, не понятой самой собой, женщины претендовала Алла Демидова, но получила её Ирина Купченко. Это ещё одно пересечение с «Отпуском в сентябре», где Ирина выступит партнёршей гениального Олега Даля. К слову, я заметила, что Ирине Купченко, которая в жизни была счастливой женой и матерью,

в кино почему-то часто доставались образы дам несчастливых, неудовлетворённых, несостоявшихся, разочарованных, которым жизнь чего-то недодаёт.

Фото со съёмок. Юлий Райзмани и Ирина Купченко

Фото со съёмок. Юлий Райзмани и Ирина Купченко

Так же получилось и в «Странной женщине», где

главная героиня Женя отказывается от внешне благополучной московской жизни и в поисках внутренней гармонии возвращается в родительский дом в провинции и там пытается фактически начать новую жизнь.

Партнёров у Ирины оказалось три. Первый — муж, с которым отношения стали рутинными и привычными. По сюжету Женя вышла замуж в 17 и, очевидно, не особо задумываясь о смысле брака. Её супругом стал дипломат (в момент замужества, видимо, ещё будущий), мужчина успешный, видный, занятый делом и уверенный в себе. Эту роль сыграл Юрий Подсолонко, театральный актёр, который в кино появился лишь дважды. И, кажется, тут уместно сказать, что к сожалению:

Юрий был мужчиной фактурным, эффектным и определённо мог бы играть роли чиновников, аппаратчиков, директоров.

Жизнь, однако, распорядилась иначе.

Роль любовника Жени, «божественно красивого» (по её определению, которое я полностью разделяю) учёного-электронщика, умного, образованного, интеллигентного, хотя, наверное, со слишком передовыми взглядами, получил Василий Лановой, мужчина, который в жизни был верным спутником Ирины Купченко, любимым и любящим мужем актрисы.

Фото со съёмок. Василий Лановой

Фото со съёмок. Василий Лановой

Прежде вместе супруги никогда не снимались, хотя и служили в одном театре, и «Странная женщина» стала их первой общей картиной. Но и последней тоже.

Василий Лановой в интервью заметил, что его жена невероятно вжилась в роль и стала на экране чуть ли не самой собой, так что и ему пришлось подстроиться. Но ситуация оказалась столь жизненной и актёры столь явственно почувствовали, что находятся близь роковой черты, что решили больше не рисковать и вместе в кино впредь не сниматься.

Кадр из фильма. Василий Лановой и Ирина Купченко

Кадр из фильма. Василий Лановой и Ирина Купченко

Ну а третьим мужчиной в жизни Жени стал её случайный знакомый Юра, превратившийся в преданного поклонника, влюблённого обожателя, которого не смущало даже того, что его богиня старше на семь лет. Эту роль режиссёр отдал молодому артисту Олегу Вавилову, восходившей московской театральной звезде.

Кадр из фильма. Олег Вавилов

Кадр из фильма. Олег Вавилов

Олег до того несколько раз появлялся на экране и будет много сниматься позже, но

роль в «Странной женщине» стала для него одной из ярчайших.

Тут отмечу, что в жизни разница между Ириной Купченко и Олегом Вавиловым всего два года, но в картине они стали чуть ли не людьми разных поколений, чья связь (которой, строго говоря, вовсе и не было, она только лишь зарождалась) считалась возмутительной и осуждалась.

А ещё в «Странной женщине» зрители впервые увидели наследника знаменитой фамилии, который спустя года станет личностью известной и прославленной.

Это был сын именитого Петра Тодоровского Валерий, которого Юлий Райзман взял на роль строптивого подростка Володи, сына Евгении. Валерию было 15, и хоть он и рос в полной семье и был любимым сыном, перевоплотиться в колючего парнишку, которого мать оставила с отцом, ему не составило труда. Позже Валерий, который, повзрослев, прёдпочел режиссёрскую стезю, не раз благодарил Юлий Райзмана за возможность познать жизнь артиста изнутри.

Кадр из фильма. Валерий Тодоровский

Кадр из фильма. Валерий Тодоровский

Снимали двухсерийную ленту в Москве и Ярославле, который изобразил Караевск, родной город Жени, куда она уезжает в поисках душевной гармонии.

Часть съёмочной группы выехала в ГДР: по сюжету муж Жени отправляется в командировку в Берлин и берёт её с собой.

Осенью 1978 года фильм «Странная женщина» вышел в прокат. Лента практически сразу стала предметом бурных дискуссий. Киностудию «Мосфильм», драматурга Евгения Габриловича и режиссёра Юлия Райзмана тут же забросали письмами зрители.

Фото со съёмок. Юлий Райзман

Фото со съёмок. Юлий Райзман

Одни увидели в главной героине, женщине по многим меркам действительно странной, самих себя, поняли её метания и разделили стремление к поиску себя, другие осудили Женю как женщину, которая не ценит того, что имеет, третьи и вовсе упрекали авторов фильма в том, что они показали пример того, как не следует жить, потому что Женя жертвует окружающими (мужем, сыном, любимым мужчиной) ради собственного эгоизма. Тем не менее

картина собрала внушительную аудиторию и заняла двенадцатое место в списке лидеров проката года, а ещё напомнила зрителям о жизненных ситуациях, которые, кстати, актуальны и по сей день: действительно ли важна любовь, стоит ли душевная гармония тех жертв, которые нередко приносятся ради неё, является ли материальное благополучие залогом счастья и возможен ли компромисс между чувствами и долгом.

Ну а традиционный вопрос я задам в комментарии, потому что он несколько провокационен, а Дзен бывает порой не в меру благочестив и склонен к морализаторству.

Источник