Советская кинофантастика, которую единогласно разнесли в пух и прах

Советский кинематограф преуспел во многих жанрах, но вот фантастика всегда оставалась на вторых ролях, и действительно качественных фантастических фильмов в отечественном кино наперечёт. Есть масса версий, почему так произошло, но факт остаётся фактом: фантастические ленты советским режиссёрам давались с трудом. Печальная судьба ждала и работу режиссёра Геннадия Иванова «Семь стихий» (1985), несмотря на то, что консультировал авторов космонавт Алексей Леонов.

Кадр из фильма «Семь стихий»

«Семь стихий» изначально появились в 1980 году как роман и первое большое произведение писателя-фантаста Владимира Щербакова. Роман рассказывал об относительно недалёком будущем, перенося читателей в XXII век. Произведение было многоплановым, с множеством сюжетных линий и героев. Режиссёр Геннадий Иванов, познакомившись с книгой, решил перенести её на экран, хотя прежде в его фильмографии ничего подобного не было.

Написать сценарий он попросил Владимира Щербаков и сам присоединился к созданию сценария, впервые себя попробовав в качестве сценариста.

Авторам пришлось обрезать часть линий и уменьшить число персонажей, чтобы вместить всё в односерийную ленту. К сожалению, сюжет от этого пострадал и нельзя не согласиться теми, кто критикует фильм «Семь стихий» за некоторую бессвязность и нелогичность. В сценарии, а затем и в фильме остались три сюжетные линии: разработка уникального проекта по использованию солнечной энергии под руководством профессора Ольмина, лабораторные исследование странного живого объекта, доставленного с другой планеты, силами профессора Янкова и генетика Валентины Ануровой и контакт с представительницей внеземной цивилизации журналиста Глеба. И если первые две линии связаны, то третья выглядит инородной (возможно, прочитавшие роман могут понять, где тут связь).

Итак, на Землю доставлено необычное растение, найденное на горячей планете в созвездии Центавра. Это цветок и, похоже, у него есть признаки разума. Исследователь Олег Янков, в лаборатории которого изучают цветок, привлекает к работе Валентину Анурову, генетика и специалиста по растениям.

Валентина приезжает к Янкову, не завершив работу на исследовательском судне «Гондвана», там она, спускаясь на дно в батискафе, изучает подозрительные водоросли-мутанты, которые размножились после того, как в этом районе затонула американская подлодка. Тем временем советский учёный Ольмин предлагает научному сообществу инновационный проект по концентрации солнечной энергии, для реализации которого на Дальнем Востоке в безлюдном районе уже строится экспериментальная площадка «Город Солнца». От себя замечу, что

солнечная воронка Ольмина в некоторой мере напоминает сферу Дайсона, и если среди моих читателей есть те, кто серьёзно интересуется астрономией (я интересуюсь, но не настолько профессионально), то было бы здорово получить комментарий.

Связующее звено между этими исследования — журналист Глеб, любимый мужчина Валентины, одноклассник Янкова и репортер, интересующийся наукой, поэтому взаимодействующий с Ольминым. А ещё Глеб иногда вспоминает, как его в детстве спасла инопланетная женщина, и вот теперь он снова её видит.

Во дежурства Валентины в лаборатории происходит ЧП: она впадает в беспамятство, а инопланетный цветок пропадает, при этом записи с камеры видеонаблюдения стёры. Позже выясняется, что цветок превратился в женщину (как и почему — непонятно), потом эта прекрасная инопланетянка по имени Аира, выглядящая как обычная земная женщина, и устраивается на работу к Ольмину (как, почему, когда — непонятно). Научное сообщество предполагает, что проект Ольмина с солнечной энергией поможет вернуть разумную жизнь на планету в созвездии Центавра (как — непонятно), и, видимо, Аира как раз по этой причине сотрудничает с Ольминым, заодно успевая влюбить его в себя.

Кадр из фильма. Ханна Дуновска в роли Аиры

Кадр из фильма. Ханна Дуновска в роли Аиры

Через некоторое время, когда «Город Солнца» уже почти готов к эксперименту, на Дальнем Востоке начинается страшный циклон, которой, скорее всего, разрушит установки. Ольмин, опасаясь потерять уже созданное, начинает эксперимент по концентрации энергии (по его расчётам, это возможно). Но Валентина, уже вернувшаяся на «Гондвану», спускается на дно в батискафе, так как во время эксперимента вероятно повышение радиации, а

это стимулирует ещё более активный рост опасных мутантных водорослей, способных если не уничтожить, то сильно навредить жизни в океане. В шторме, вызванном циклоном, батискаф теряется, и Валентина перестаёт выходить на связь.

При чём здесь инопланетянка Глеба, осталось загадкой (наверное, она с той же планеты, но прямо об этом в фильме не говорится).

Кадр из фильма. Ирина Алфёрова

Кадр из фильма. Ирина Алфёрова

Главные роли в картине сыграли Ирина Алфёрова (Валентина) и Игорь Старыгин (Глеб).

Кадр из фильма. Игорь Старыгин

Кадр из фильма. Игорь Старыгин

В роли Янкова — Александр Филиппенко, но обидно, что он говорит не своим голосом (озвучил Владимир Ферапонтов).

Кадр из фильма. Александр Филиппенко

Кадр из фильма. Александр Филиппенко

В роли Аиры — польская актриса Ханна Дуновска (в титрах А. Дуновска), в роли Ольмина — латвийский артист Улдис Норенбергс (озвучен Сергеем Малишевским).

Кадр из фильма. Любовь Виролайнен

Кадр из фильма. Любовь Виролайнен

Инопланетянку, являющуюся Глебу, изобразила Любовь Виролайнен, учёный Ольховский, руководитель Валентины, — это Борис Химичев. Во второстепенных ролях Николай ПеньковПаул Буткевич, Ян Янакиев.

Кадр из фильма. Борис Химичев и Игорь Старыгин

Кадр из фильма. Борис Химичев и Игорь Старыгин

В отличие от сюжета, местами путанного и лишённого стройности, локации для съёмок и реквизит были удачны. К сожалению, не удалось найти информацию, где снимали ленту, но на фоне видна необычная футуристичная архитектура. Скорее всего, это какие экспериментальные проекты, не исключаю, что реализованные в Прибалтике. Возможно, кто-то узнает места и подскажет.

Отдельная деталь в картине — автомобиль, на котором передвигается Глеб. Это единичный экземпляр, собранный советским автолюбителем, обычным электриком из Ухты Александром Кулыгиным. За внешнее сходство со зверьком панголином машина получила имя «Панголина».

Александр Кулыгин и «Панголина». Фото из открытых источников

Александр Кулыгин и «Панголина». Фото из открытых источников

Она и в самом деле выглядит как авто из будущего, а ещё у неё вместо дверей откидывющийся колпак, управляемый кнопками, его подъём в одной из сцен и демонстрирует Игорь Старыгин.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Дополняет действие завораживающая музыка Эдуарда Артемьева, и это большой плюс фильма.

В прокате «Семь стихий» стартовали весной 1985 года. Почти сразу фильм зачислили в худшие образцы кинофантастики, хотя журнал «Спутник кинозрителя» был лоялен и представил картину так:

«Фильм — не иллюстрация к роману. Сюжет его выстроен с хорошим знанием законов приключенческого детективного кино, ибо и вообще в кино, а в научно-фантастическом в особенности, очень важно ещё и то, как, каким средствами доставлены зрителю самые разные серьёзные и актуальные идеи».

По сей день о «Семи стихиях» спорят, но большая часть зрителей считает ленту провальной. От себя могу сказать, что, начитавшись негативных отзывов, была была готова к удручающему кинопроизведению, которое и до середины сложно досмотреть. Однако в реальности всё не так плохо, а некоторые моменты даже удачны. Но да, сюжетных провалов тут предостаточно, и, как мне видится, авторам нужно было всё же сосредоточиться на одной сюжетной линии, чтобы уместиться в хронометраж. Для меня самой любопытной частью оказался проект солнечной воронки, а женщина-цветок и женщина-видение только мешали.

А вы смотрели «Семь стихий»? Каким он вам показался? Как вы считаете, почему всё-таки кинофантастика у нас чаще не получалась, чем получалась?