Возжелал культурную. Почему Матвей присох к Тоне и не любит Ларису.

Многие часто спрашивают, и чего это Матвей присох к Тоне. Зачем его понесло на блуд, когда у него жена красавица, которая его любит «до вывороча глаз».

Ну что такого он разглядел в Глечиковой, чего нет в его румяной пейзанке.

Ведь Лариса осанкой горда и лицом живописна. Тонкая, как тростиночка, но женской «ста́тью» не обижена. Разуменьем повадна и словом остра́.

В любом веселье первая, но и в работе спорая. Дело у неё в руках горит.

Муж при ней в любви да ласке обретается и заботой окружён, как родное дитя. Первый кусок ему.

Многие часто спрашивают, и чего это Матвей присох к Тоне. Зачем его понесло на блуд, когда у него жена красавица, которая его любит "до вывороча глаз".

Как ни крути, а лучшая краля на весь колхоз, да к тому же председательская дочь.

Почитай, самую «смачную» девку себе Матвей выбрал, а главное, что и она к нему всем сердцем приросла и с характером его баламутным смирилась.

Без тятиного благословения жить с ним начала и в брак законный вступила.

Так чего же Морозову не хватило, что он на приезжую молодку глаз положил и с «охоткой» к ней подступился?

Многие строят гипотезы, мол, к образованной Матвеюшку потянуло. Захотелось ему кругозор расширить и за горизонт заглянуть. Взалкал он любви интеллигентной: чтобы по вечерам, в терпком облаке «Красной Москвы», лились стихи Есенина над керосиновой лампой, и чуть слышно скрипел патефон.

Но я не сторонник таких глубочувственных версий.

Мне кажется, что всё было гораздо проще.

Многие часто спрашивают, и чего это Матвей присох к Тоне. Зачем его понесло на блуд, когда у него жена красавица, которая его любит "до вывороча глаз".-2

Матвей «альфач». Он самый видный парень в этом колхозе (на манер Феди Баринова из «Приезжей»). Тут ему почёт и уважение. Лучшие дроли по нему сохнут, проливая горючие слезы при свете лучин.

И вот из всего цветника он выбрал лучшую. Ларису — председательскую дочь.

И не от большой любви выбрал, а потому, что она лучшая в этом колхозе, а значит, надо брать. Ну и взял. А любви-то нет. Сердце свободное.

И вот появилась у него на пути городская недотрога Тоня Глечикова. Со своим уставом и измышлениями.

Таких юниц наш Матвей ещё не видел, и «загорелся» у него глаз на новую лебёдушку, крайне отличную от местного «бомонда». Речи её многомудрые, облик сдержанный и городской «манер» произвели на Морозова большое впечатление. А главное, что обличьем она была не хуже Лариски, а рассуждением ещё краше.

Заиграло ретивое у нашего «конька», и приступил он к осаде городской матроны, да так с этим делом увлёкся, что своими подходцами «воспламенил» Тоню и сам втюхался по самые брови.

Присох Морозов, и Тоня сомлела.

Будь у них время, и до любви бы дело дошло. До любви жаркой-земной. Но не сумел Морозов свой буйный норов обуздать да наперёд подумать, прежде чем «проказить», и загремел на пару лет хлебать казённую баланду.

Вот такая история. Но начиналась она не с большой любви, а скорее от любопытства и неуёмного эго, а закончилась… да она и не закончилась вовсе.

И ждут эту троицу серьезные испытания, и к чему всё это приведет весьма непонятно.

Так мне картина видится. Пишите, поспорим!

под Нейромонах — Феофан Стихия